Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

злобса

говногерой романтического фентези


Меня тут на днях обсыпало. Выпила новый (для моего организма) йогурт натощак. Покрылась фиолетовыми пятнами и жутко чесалась. В результате этого имела несколько печальных дней, во время которых читала популярные на СИ вещи.

И вот новое эээээ... гадость, да простят меня поклонники этой авторки
Великий и могущественный маг забирает по договору юную невинную магичку. Они плывут на корабле, как бы ничего не предвещает, и тут ВНИЗАПНА он заявляет ей: "я мечтаю уложить тебя в постель".
При любом случае он ее лапает. И, конечно же, отгоняет от нее любого, кто осмелится хотя бы взглянуть в ее сторону.

- Значит, нам не обязательно жить в одном доме? - обрадовалась я.
- Нет, - он снова усмехнулся и добавил, растягивая слова. - Но я этого хочу.
- А я...
- А тебе я пока не даю права выбора, дорогая, - перебил мужчина.


Тут я, конечно же сдалась, но справедливости ради полистала еще чуть-чуть.

Хотела заявиться и выдать что-то вроде: ... ты беспринципный негодяй! Пытаешься сделать меня своей любовницей, оскорбляя этим меня и унижая свою невесту!

Хм... невеста? Интересно, что же гг-й ответит гг-не на это?

- Руки убери! - прошипела, приближая свое разгневанное лицо вплотную к его удивленному. - Мне с тобой не о чем разговаривать! Иди лучше невесте внимание удели. Хотя нет, стой. К ней лучше не ходи. Жалко девушку.
Я была не просто зла, меня душила ярость. Хотелось высказать все, что о нем думаю, накричать, ударить. Нет, не ударить, а побить!
А эта наглая рожа стояла и счастливо улыбалась.
- Тебе еще и весело? - набрала в легкие воздуха, чтобы все высказать, и... медленно сдулась после следующих слов:
- Ты такая страстная, когда ревнуешь. [...] Она для меня ничего не значит. Наша помолвка - политическое соглашение... Я понимаю, что лишил [ее] возможности устроить свою жизнь, завести семью, детей...


Какая-то знакомая песня, проходящая под тегом "мужская обыкновенная". И это романтическое фентези, где герой, согласно канону, должен быть если не белым и пушистым, то около того?

Вам еще не плохо? Продолжаем! Это была последняя капля. Итак, сцена. Девушка лежит без сознания и ее дух летает рядом. И как наш гг-й ее приводит в себя? Очень интересный способ, новаторство, можно сказать!

[это вообще кошмар] - ..давай ты сама вернешься. Мне не хотелось бы прибегать к крайним мерам. Как-то не так я себе это представлял, - проговорил он, присаживаясь на край кровати.
Да я бы с удовольствием, но не могла даже с места сдвинуться...
А он улегся рядом и принялся поглаживать мою грудь через одеяло. Сколько можно меня лапать! Лучше бы в тело вернуться помог. А он еще и целоваться полез!
- Ну же, девочка, возвращайся... - прошептал, стягивая с меня одеяло, а потом и сорочку. И я осталась в одном белье. А он еще и руку положил прямо туда... куда не следует. Немного полежал без движения и заявил:
- Ну что ж, сама виновата.
Стянул с безвольного тела последний предмет одежды и опять положил руку туда... Размахнулась и влепила наглецу звонкую пощечину.
А я так обрадовалась, что вернулась - даже его ругать не стала. До тех пор, пока не почувствовала, что его рука по-прежнему находится в недозволенном месте, да еще и поглаживает.
Оттолкнула мужчину и поспешно прикрылась одеялом.
- Совсем совесть потерял? - спросила, с возмущением глядя на нахала.
- Радость моя, рядом с тобой я голову теряю, что уж о совести говорить, - усмехнулся он.


Для тех, кто вдруг не понял и не оценил маркеры "сама виновата" по отношению к бессознательному телу, и "я этого хочу, а тебя не спрашиваю" объясняю: на протяжении всей книги (изданной, между прочим) внимательный и рационально мыслящий читатель имеет неудовольствие наблюдать за психологическим и физическим насилием, прикрытым розовым фанфиком.
Только, дорогие мои, если в жизни этот реальный фанфик исчезнет (а исчезает он очень, очень, очень быстро!) грязь, которую он прикрывает, вывалится на голову романтически настроенной дуры, начитавшейся подобной хрени. И хорошо, если не завалит насмерть.

ВНИМАНИЕ! Среди жанра романтического фентези есть очень-очень много достойных книг (например мои) и замечательных героев. Но об этом мы поговорим в другой раз как только с меня сойдут фиолетовые пятна и я перестану чесаться, как шелудивая собака, ненавидя весь мир

P.S. Кадр из фильма про насилие над женщиной "Лиля навсегда"
верхом на звезде

В+К : новая повесть, новый эксперимент.

Итак, я продолжаю развиваться в разные стороны, в основном вширь, в джинсы не влезаю
Поэтому написала романтическое городское фентези. Наш мир, скайп, ноутбуки, офисы, колдуны, ведьмы.
Чего нет: обаятельных вампиров, прекрасных оборотней и любви к ним. МЖМ, откровенных и подробных сцен тоже нет.
Все традиционно.

Купить по предзаказу

Про наступление Эры Водолея говорили давно, но это была теория. А теперь пришла практика – люди в изменяющемся мире столкнулись со странными проявлениями новых течений энергий. Например, обида, злоба, проклятия – теперь могут принимать воплощенный вид и приносить ощутимый ущерб. А противостоять этому могут представители древних династий колдунов и ведьм, которым раньше приходилось скрываться.

Ведомир по праву считается одним из лучших колдунов, но ему в напарницы попадается юная и неопытная ведьма, хоть и отличница. Это еще половина проблемы, ведь у ведьмы за плечами стоит могущественная семья, которой ее напарник совсем не по нраву, и родичи изо всех сил стараются помешать работе, чтобы упрятать дочку домой под мамину юбку.

Избавиться от напарницы мешает начальство, вот и приходится Веду лавировать между злобными духами, сердитым руководством и разъяренным ведьминским родом. Но самое страшное - у юной ведьмы на все есть свой собственный взгляд, который не совпадает ни с начальственным, ни с родственным. Да и Ведомира она тоже не очень-то слушает...

P.S. 1. Рассылка файла - 20 марта
2. Это последнее мое законченное произведение в ближайшие два месяца. Меня ждут РК-3, Ола-5
верхом на звезде

Романтическая повесть к 14 февраля - Красный пояс!

Ваша любимая я написала новую историю. Про оборотней и любовь. Тестеры утверждают, что она - "безумно нежная и атмосферная". Обещанной порнухи НЕТ. "ни шмагла" (с)

Аннотация: Выпускница школы экономок Ярина в новогоднюю ночь оказывается одна-одинешенька среди зимнего леса. От смерти девушку спасает вожак клана оборотней. Но ведь всем известно, что человеческим девушкам нельзя попадать в лапы оборотней...

Где купить: На Книгомане
Сейчас повесть стоит на предзаказе, рассылаться купившим будет 14 февраля, автоматически магазином. Спешите купить :)

Внимание! Карточкой Виза там рассчитываются, выбрав в способах оплаты Робокассу.
щаз всех зарэжу и пайду спат

Очередной выпуск программы "В мире прекрасного"

Это, граждане, сообщение в моей ОФИЦИАЛЬНОЙ группе.


Инга, спасибо!

P.S. на 14 февраля пишу эротическую повесть. Очень эротическую, почти порнографическую. Выставлю на Призрачные миры
эротика

Оборотни!

Недавно обсуждали с duarling мою любимую у нее книгу - Бокал эльфийского (всячески рекомендую). Там совершенно офигенные типажи оборотней. Один другого краше. После обсуждения я возбудилась, перечитала книгу еще раз и решила свое написать про оборотней.
Посему - у нас сегодня выпуск оборотничьих уикэндовских картинок.
1. Оборотни обладают животным магнетизмом, заставляя учащенно биться женские сердца

[мужчинки]2. Хотя некоторые недальновидные и пытаются изобразить оборотней страшными

3. Но мы-то знаем!

4. Но в современном мире оборотням не выжить без маскировки. Поэтому они используют не животный магнетизм, а невинное обаяние "ботаника"

5. Совсем невинное

6. Но мы-то знаем!!!

7. Вообще, оборотень - вещь в хозяйстве полезная, теплая

8.Посмотрите - может быть рядом бродит Он?

9. Молва утверждает: оборотни самые горячие любовники и очень заботливые папы!


зубасте

Последняя в этом году эротика от меня

Хороший сюжет, но слишком много слов (с) характеристика одной книги в пиратской библиотеке.
Итак, мои дорогие, это последний мой порнофанфик, и с завтрашнего дня я снова начну потчевать вас подробностями моей нескучной жизни. Оставайтесь на нашем канале.


[Шелена, Верес и Рест - все, что вы хотели знать об их сексуальных отношениях, но автор канона не додала]
Название: Школьные будни
Размер: миди, 4191 слово
Персонажи: Верес/Шелена, Рест/ОЖП, адепты
Категория: гет
Жанр: юмор, PWP
Рейтинг: NC-17
Краткое содержание: Ох уж эти адепты! Никогда не знаешь, что тебя ждет в пустой аудитории. Но уж точно не тишина и покой, в которых хотелось отсидеться.
Примечание 1: По канону — «Верные враги»
Примечание 2: По мотивам заявок: «Приключения Реста в школе» и «Додайте чего-нибудь по Шелене и Вересу, пожалуйста».

От вездесущих адептов Шелена скрылась в дальней аудитории Школы и засела за книгу. Эльфийский справочник травника Верес выпросил именно для нее, когда Морриэль заявился в Стармин на заседание Ковена. Справочник был написан на всеобщем — то ли специально перевели, чтобы хвастаться гостям «а вот что у нас есть, но в руки не дадим», то ли хотели отдать в библиотеку Школы, да что-то не заладилось.
Вдумчиво читать книгу в их с Вересом комнате не было никакой возможности: адепты скакали по коридорам, как стадо юных кентавров, постоянно что-то взрывалось, раздавались вопли — восхищенные или перепуганные. Как постоянные преподаватели выживали в таком шуме, Шелене было непонятно.
Отъезд Вереса из Школы все задерживался: после поимки Римара учебное заведение лишилось сразу трех преподавателей, и оставшиеся тянули двойную нагрузку. Маги-практики, способные закрыть бреши в учебном процессе, предпочитали лучше один на один сразиться со стаей загрызней, чем попасться в руки молодым пытливым умам. Ксандр разрывался между Школой и отловом бывших учеников по лесам в попытке повлиять на них своим авторитетом и заманить преподавать. Серьезные маги, магистры различных ступеней, прятались от Ксандра по оврагам и буеракам. Впрочем, одного преподавателя таким образом все же удалось поймать.
Шелене нравилось, что Верес рядом. Пусть он и вваливался в комнату уставший донельзя, зато не пропадал неделями неизвестно где. Конечно, она понимала, что скоро сидение на одном месте ему наскучит, поэтому вовсю пользовалась предоставившейся возможностью. Единственным минусом была тоска по сыну, но тащить маленького оборотня в Школу — верх легкомыслия. На этих выходных Верес открыл телепорт к дриадам, и семья провела там прекрасные два дня.
Благословенная тишина! Адептов в аудитории во внеучебное время и волоком не затянешь. Верес пропадает где-то на практике, Рыжую Шелена поручила Ресту… который, судя по всему, про нее напрочь забыл, потому что только что был втянут в класс эффектной брюнеткой с высокой грудью.
— Рест, лапочка, ну Ре-е-ест, — томно протянула она.
Шелену парочка не заметила, а она сама притаилась на заднем ряду высокой аудитории, не желая мешать парню. Насколько она знала, Рест перед поступлением в Школу зубрил день и ночь, а потом год нагонял то, что пропустил, не желая разочаровать своего обожаемого мастера. На любовные приключения у него просто не было времени. Так пусть хоть сейчас наверстает.
— Я… э-э-э… не уверен, — пролепетал щенок, заливаясь краской.
— Ре-е-ест, — протянула девушка, прижимаясь к нему грудью. Верхние пуговички рубашки самым таинственным образом оказались расстегнуты, и из-под нее виднелась ажурная нижняя сорочка.
Рест неумело обнял девушку. «И что она в нем нашла?» — фыркнула про себя Шелена. Да, паренек вытянулся и даже приобрел кое-какие мускулы, не иначе как неимоверными усилиями преподавателя боевых искусств. Однако, на взгляд оборотня, Рест так и остался смешным недотепой.
И вот сейчас, пока девушка страстно целовала его губы, словно засасывая их в себя, он не знал, куда деть руки. То на плечи ей положит, то по спине погладит, то опять за талию приобнимет. На месте девицы Шелена бы уже давно указала, что и в какой последовательности делать, но, к счастью, подобные юнцы не попадались ей уже… много, много лет, а Верес в постельном мастерстве мог дать ей фору.
Наконец Рест определился и сжал руками грудь девушки. «Это же нежная часть тела!» — покачала головой оборотень. Нужно гладить, нежно обхватывая ладонью округлости, слегка приподнимать и, наклоняясь, целовать сосок. Или, если уж хочется жесткости, прихватить сосок двумя пальцами, слегка сжать его, легонько покрутить, а потом потеребить и поцеловать. Смена легкой боли на нежность так возбуждает!
— Расстегни рубашку, — девушка наконец решила взять будущее удовольствие в свои руки.
Рест дрожащими пальцами расстегнул рубашку и, повинуясь легкому жесту, скинул ботинки и стянул штаны. А член у него ничего так! Хотя угловатое худое тело вызвало у Шелены только жалость. Да, их в Школе плохо кормят, но не настолько же, чтобы позвонки выступали, а лопатки трогательно торчали, словно два маленьких крылышка!
Однако брюнетка открывшимся зрелищем осталась вполне довольна, сконцентрировав внимание не на торчащих ребрах, а на гордо стоящем, слегка покачивающемся при каждом движении члене.
— Так ты уже готов? — замурлыкала она, медленно снимая с себя рубашку, потом опуская лямки сорочки так, чтобы из-под нее показались холмики грудей до затвердевшего соска.
Рест сглотнул, не отводя взгляда от темных ареол и не замечая, что штаны девушка уже стянула одним быстрым движением. Она точно не пропускала ни одного занятия физкультурой — Шелена оценила ее мышцы. Ресту до такого еще махать и махать мечом.
Прикосновение бедер, затянутых только в тончайшие кружевные трусики, к члену оказалось для Реста сюрпризом. Он опустил взгляд и застыл, пожирая глазами темный треугольник между ног своей партнерши, который просвечивал сквозь тонкую ткань.
Ну же, чего стоишь! У тебя же была эльфийка, пусть и не настоящая, но ведь качественно сделанная! Но Рест не внял немому призыву Шелены. Видимо, все его мысли были изгнаны из головы, а вся кровь переместилась вниз.
Девушка снова потерлась о Реста бедрами, и вдруг он коротко вскрикнул, выгибаясь в оргазме, и, чтобы не упасть, ухватился за плечи красотки, уткнувшись в ее грудь головой.
— Вот и отлично, Ре-ест, — промурлыкала она. — В следующий раз тебя хватит надолго, ведь правда?
Пунцовый от смущения, парень кивнул. Девушка вытерла брызги спермы нижней сорочкой и отбросила ее на кучу остальной одежды. По аудитории поплыл дразнящий пряный запах, практически неуловимый для людей, зато очень даже явный для оборотня. Шелена задумалась, как же давно они с Вересом не любили друг друга… Уже дня четыре, не меньше! Последний раз был у дриад, когда они с Вересом вдоволь навалялись на мягкой лиственной подстилке, покрывающей землю. У них было целых три часа, пока Ройм спал после обеда, наигравшись с родителями. А потом еще целая ночь…
Тем временем девушка села на преподавательский стол и обхватила Реста ногами. Молодые люди принялись страстно целоваться, и парень наконец-то стал действовать более решительно. Он запустил руки ей в волосы, потом провел ниже, охватывая спину и прижимая девушку к себе плотнее, чтобы грудь ее терлась о его тело.
— Я хочу почувствовать твои руки… везде, — задыхаясь, сказала брюнетка.
Рест замешкался, и тогда она отстранилась от него немного, вскочила на стол и медленно, медленно стала стягивать трусики. Парень окаменел, глядя на это, как на величайшее чудо в своей жизни. Кажется, он даже перестал дышать, во всяком случае, Шелена не слышала. Девушка, судя по всему, тоже заподозрила неладное, потому что засмеялась и толкнула парня в грудь.
— Дыши же!
Он закашлялся, а потом пролепетал.
— Ты что, серьезно? У нас серьезно — все сейчас будет? Да?
Брюнетка присела, широко расставив колени, и опять толкнула в грудь Реста, уставившегося на ее так откровенно открытое интимное место.
— Дыши! Конечно, сейчас все будет, а ты что думал?
— Но… но… все парни говорили, что ты специально… заманиваешь всех и потом обламываешь!
— Ну, во-первых, не всех. Во-вторых, я в последнее время уже все испробовала, чтобы привлечь твое внимание, а ты совершенно никак не реагировал!
— Да? Действительно… Я был занят!
— Не могу понять, почему такой взрослый парень больше времени проводит в комнате своего учителя, чем с девушками!
— Я… учусь!
— И собаку выгуливаешь! Неужели эта…
Однако Рест закрыл ей рот ладонью, и в его голосе прорезались истинно мужские нотки.
— Давай не будем обсуждать… эм… жену моего мастера! И вообще, я не могу ни о ком думать, пока я рядом с тобой!
Шелена мысленно присвистнула. Надо же, а щенок взрослеет! Учится думать головой, а не только тем местом, которое у него снова готово!
Брюнетка придвинулась поближе, взяла руку парня и положила его ладонь себе между ног. Потом потерлась, орошая его пальцы своей смазкой.
— Запусти в меня палец, — простонала она. — Вот так, да-а-а, да-а-а-а, подвигай, ах!
Кажется, Реста уже не держали ноги, потому что он оперся свободной рукой о стол, тяжело дыша. Потом слегка наклонился, поймал губами грудь девушки, скользнул по ней поцелуем к соску, взял его в рот и принялся посасывать. Девушка изогнулась, откинув голову назад, отчего ее грудь приподнялась, и левый сосок, сморщившийся от возбуждения, жаждущий ласки, теперь смотрел прямо в сторону притаившейся Шелены.
Рест понял молчаливый призыв, оставил правый сосок и приник к левому. Он отпустил стол, обхватил ладонью правую грудь, обвел ареолу пальцем и легонько нажал.
— Ах… Ах… Войди в меня! Прошу!
Обхватив рукой член парня, она направила его себе в лоно.
— О-о-о, — простонал Рест, чувствуя, как его охватывает горячее, пульсирующее тепло.
От этого хриплого стона Шелена вдруг почувствовала прилив возбуждения. Ее соски затвердели и терлись теперь о ткань рубашки, а в животе стало горячо-горячо.
Тем временем Рест двигался все быстрее и быстрее, а девушка обхватила его спину и вцепилась в нее ногтями, оставляя царапины. Капли крови смешались с потом и общим запахом страсти, и Шелене пришлось закрыть глаза и напомнить себе, что она уже давно взрослый, половозрелый оборотень, и что бежать сейчас разыскивать Вереса, чтобы накинуться на него, сгорая от неутоленного желания, — не лучшая идея. Нужно взять себя в руки, сидеть тихо-тихо, чтобы не смутить парочку и не испортить им момент оргазма.
Ноги девушки обхватили тело Реста, и ее пятки толкали его в худосочные ягодицы, задавая ритм.
— Еще чуть-чуть, пожалуйста, — умоляла она. — Вот так!
Парень держался из последних сил, его спина окаменела, а до ушей Шелены доносился тихий рык, с которым Рест удерживал себя от оргазма, собрав все свое терпение.
Вдруг брюнетка тонко вскрикнула и забилась. Парень догнал ее, совершив еще пару движений. Оперся на обе руки, чтобы не упасть, очумело затряс головой, то ли разгоняя звездочки, то ли пытаясь окончательно поверить, что это все же произошло именно с ним. Его ноги дрожали от пережитого удовольствия, дыхание с хрипом вырывалось из груди.
— А я и не думал, что это может быть так… так прекрасно, — прошептал Рест. Потихоньку к нему возвращалась способность мыслить, поэтому он добавил: — Ты лучшая женщина во всех мирах! Самая лучшая!
— А что, тебе есть с кем сравнивать? — кокетливо спросила брюнетка.
— Конечно, — гордо ответил он. — Например, с эльфийкой!
— Честно? — изумилась та.
Рест кивнул.
— Мы вместе с мастером как-то были в Ясневом Граде, и там ради нас закатили пир. Мы расследовали похищение одного очень важного артефакта! Если не веришь, можешь у Вереса Шаккарского спросить.
«Мы расследовали»! «Вместе с мастером»! Ну, хорош же мальчишка врать! Хотя нет, он не врет, а просто искусно недоговаривает. Простим, так уж и быть. Шелена вспомнила всех парней и мужчин, которых встречала на своем длинном жизненном пути. И каждый — каждый! — любил прихвастнуть как следует.
— Да ты настоящий герой! — восхитилась девушка и посмотрела на Реста совсем другим взглядом.
— Да, — скромно сообщил Рест. — Я еще в битве с отступниками участвовал, когда мы штурмом замок брали. Вот это заварушка была!
Взгляд, которым одарила брюнетка своего героя, теперь был настолько восторженным, будто она была членом ордена, перед которым явился САМ Святой Фендюлий.
— Я думала, что ты просто…
— Просто — кто? — насторожился Рест.
— Просто маг-теоретик, — выкрутилась девушка. — А ты… Скажи, я же могу рассказать о твоих подвигах своим подругам?
Рест смахнул невидимую пылинку со своего голого костлявого плеча.
— Конечно. Это же не секрет, — и нарочито равнодушно пожал плечами.
Если до этого брюнетка еще подозревала, что Рест… м-м-м… несколько привирает, то после разрешения обнародовать информацию окончательно утвердилась во мнении, что он говорит правду. Потому что, как только слух пойдет, так сразу наверняка найдется несколько свидетелей, которые точно знают, мол, не был, не участвовал, не совершал, или наоборот.
Даже Шелена не могла ничего возразить. В Ясневом Граде был? Был. Эльфийку в кусты уволок? Уволок. Это даже эльф, член Ковена, подтвердит. А живая она была или иллюзорная — этот момент можно и опустить. Это Шелена, бесстыдный оборотень, могла сколько угодно издеваться над первым сексуальным опытом щенка, а вот мужчины станут единым фронтом просто ради солидарности. Еще и несколько других покоренных остроухих девиц припишут. И гордо так: «Это я его научил!»
При штурме замка присутствовал? Присутствовал. Реста видели и гномы, и тролли, и дриады, и даже члены пресловутого ордена Святого Фендюлия — любопытный мальчишка крутился у них под ногами. Так что по части приключений скромный худосочный парень мог дать фору большинству магу-практиков. Еще бы, с таким учителем!
Девушка опустилась перед Рестом на колени, еще раз подтвердив, что женщин привлекают герои.
— А… — Рест попытался прикрыть свое мужское достоинство, но брюнетка ласково, но решительно развела его руки и недвусмысленно облизнулась. — Что… что ты хочешь сделать?
— Вознаградить тебя по заслугам! — ответила она.
— Это… как?
— Скажи, милый, ты удовлетворял себя сам? Рукой?
Рест покраснел.
— Ну-у-у…
— Так вот, это лучше. Значительно лучше. Поверь мне.
Девушка облизнула головку члена, аккуратно взяла его у основания. Парень все еще сомневался, поэтому робко налившийся от неожиданной ласки член тут же снова увял.
— А ты… не укусишь?
— Я же не оборотень, чтобы кусаться! — возмутилась девушка, открыла рот и заглотила пока вялое достоинство.
Шелена презрительно фыркнула. Никогда она еще не кусала мужчин за члены. Ну, разве что специально, во время сексуальной игры. Да и то — осторожненько, внимательно следя, чтобы остаться в человеческой ипостаси, чтобы зубы не заострились, чтобы мужчина восхищенно и слегка испуганно ахнул, вздрогнув всем телом и добавив остроты в секс. А не чтобы завопил, отталкивая ее голову. А от Вереса еще станется врезать так, что кубарем с кровати улетишь — чисто рефлекторно, не сдержится. Потом, конечно, извинится, но лучше до такого не доводить.
А во время битвы гораздо надежнее прыгнуть, разрывая горло, и мгновенно отскочить. А еще лучше — взмахнуть дарканом, прибавив силы, чтобы разрубить плоть, прочертить кровавую полосу, выпустить кишки…
Тем временем брюнетка в прямом смысле слова вошла во вкус. Лизала член, словно лучший леденец, который ей довелось попробовать, постукивала по головке языком, играла с мошонкой. Рест дышал, словно загнанная лошадь, двигал бедрами, задавая тот ритм, который был ему наиболее приятен. Прижимал голову девушки к своему животу, требуя, чтобы она заглотила член целиком.
Его снова хватило ненадолго. Эх, молодость, молодость… Брюнетка проглотила сперму.
— Вкусно…
Она поднялась с колен и хотела поцеловать Реста, но тот осел на пол, очумелым взглядом уставившись куда-то вдаль.
— Эй, — она присела рядом и потрепала его по плечу. — Эй, ты жив? Рест! Рест!!!
Он перевел взгляд на девушку. Его рот открылся, но ни одного слова парень из себя так и не выдавил.
— Тебе понравилось? Хоть головой кивни!
Он так рьяно закивал, что Шелена испугалась, что парень сломает себе шейные позвонки. Что она потом Вересу скажет? Твой любимый ученик пал смертью храбрых после потрясающего секса? А я присутствовала и ничего не сделала, а что я могла? Присоединиться третьей, чтобы он гарантированно помер, но уже от разрыва сердца?
Рест приходил в себя долго. Кажется, он хотел свернуться клубочком и заснуть прямо на полу аудитории, но девица ему попалась решительная и настырная. Она заставила его одеться, пусть даже и помогала ему натянуть рубашку и штаны, словно маленькому. Потом подставила плечо.
Парень встал, пошатываясь, потом побрел за партнершей, кажется, до конца не осознав, на каком он свете.
Шелена, подождав, пока за парочкой закроется дверь, шумно выдохнула. Да… Пусть паренек не в ее вкусе, и вообще — она до сих пор воспринимала его щенком, хоть он и возмужал за это время, — но само зрелище оказалось невероятно приятным для глаз и разбудило в ней желание немедленно найти Вереса и подарить ему не меньшее удовольствие. В себя он, конечно, придет быстрее, но вот тот потерянный взгляд человека, ушедшего в себя и все еще переживающего упоительное чувство оргазма, — это она могла ему обеспечить.
Выскочив в коридор, она потянула носом, пытаясь определить самый свежий след любимого некроманта. Но на втором этаже Шелене не повезло — она наткнулась на Ксандра.
— О! — обрадовался тот, потер воспаленные от постоянного недосыпа и злоупотребления бодрящими настойками глаза и попросил: — Шелена, а не могла бы ты…
— Нет! — отрезала она.
— Ты не дослушала даже! — возмутился Ксандр.
— И не буду.
— Шелена! Верес еще не вернулся с практики, у него там какие-то проблемы с группой. То ли кто-то в обморок упал, то ли кто-то на сосну с перепуга залез, и они теперь его снять пытаются, чтобы дерево не повредить, потому что оно с табличкой «Посажено королем в память о почившей матушке». А третий курс остался без преподавателя! Ты можешь себе представить, что они могут натворить за час без присмотра? У нас уже нет бюджета на ремонт!
— Пользуетесь вы моей добротой, — вздохнула Шелена, вспомнив, что, действительно, матушка нынешнего белорского короля была высокая, как мачта, и плоская. (Поговаривали, что это на ней кровь предков-эльфов таким образом отразилась).
— А ты пользуешься школьной столовой, — не остался в долгу Ксандр. — Думаешь, я не знаю, чем ты свою собаку кормишь?..
— Да вашу еду даже собака есть отказывается! — возмутилась Шелена такому наглому поклепу.
— Ага! — возликовал Ксандр. — Значит, ты все же пользуешься нашей столовой!
Шелена плюнула в сердцах, но плевок даже до пола не долетел. Ксандр укоризненно покачал головой.
— Тема — «Размножение нежити», аудитория 204.
— Я что — специалист в этом вопросе?
— Ты нежить? Нежить. Размножившаяся? Размножившаяся. Так что…
— Я расскажу, — пообещала Шелена. — Я им все расскажу.
Адепты, увидевшие заходящую в двери Шелену, сразу же притихли. Слухи о суровой оборотнихе, периодически заменявшей преподавателей и пребывающей в честь этого в отвратительном настроении, гуляли по Школе, обрастая с каждым днем немыслимыми подробностями. Иногда эти подробности ей пересказывал Верес, издевательски хохоча над разбушевавшейся фантазией адептов. Кое-что слышала сама Шелена. В любом случае, никто эти слухи не развеивал, поэтому счет откушенных рук у тех, кто не подготовился к контрольным, насчитывал уже десятки. И только великий Ксандр спасал адептов, приращивая руки обратно.
— Размножение нежити, — сообщила Шелена.
Адепты послушно заскрипели перьями.
— У мужской особи есть половой орган, именуемый на всеобщем членом. У женщин есть влагалище, куда помещается этот самый член. В результате нескольких десятков телодвижений выплескивается сперма, и итогом этого является появление детеныша. Вопросы есть?
— Есть, — пискнул один из адептов. — Разве вся нежить размножается половым путем?
— Нет. Например, загрызни размножаются путем загрызания разумных особей. А про размножение остальных вы найдете в справочниках в библиотеке.
Шелена помолчала, потарабанила пальцами по преподавательскому столу, вспоминая, как в другой аудитории этот стол использовался совсем не по назначению, тряхнула головой, избавляясь от лишних мыслей. В конце концов, Верес сейчас сражается с сосной, ему не до секса!
— Пишем! — мрачно скомандовала Шелена. — Контрольная работа на тему: «Как я буду сражаться с нежитью, используя те умения, которые сейчас имею». Сдадите ее потом… Катиссе Лабской!
— Но… — вякнул кто-то.
Шелена недобро улыбнулась.
— Вспоминаем свои навыки, вспоминаем, а то я сейчас злая, могу и кинуться. Что вы тогда делать будете?
Адепты с ужасом переглянулись и склонились над тетрадями. Просто идеальные детки!
После звонка Шелена вышла в коридор и узнала, что группа Вереса вернулась и теперь дружно отмывается от сосновой смолы. Сам преподаватель довел их до ворот Школы и куда-то делся, перепоручив группу магу-вахтеру.
Оборотень уверенно взяла след. И так понятно, куда направился Верес — к любимому озеру, в котором частенько сбрасывал усталость от преподавательской деятельности. Как правило, Шелена не мешала некроманту общаться со своей стихией, но сегодня у нее было необычайно игривое настроение.
Верес лежал посреди озера на спине, закрыв глаза. Черные волосы всплыли вокруг головы, словно чернильная клякса. Шелена замерла на берегу, взявшись рукой за ворот рубашки, которую хотела снять, но остановила себя, любуясь партнером. Даже раненый, избитый оглоблей, подобранный зловещим оборотнем среди болотной жижи, Верес внушал уважение. А сейчас от него было просто глаз не отвести. О чем, кстати, шушукались все адептки от первого курса до последнего. Если бы не присутствие злобной Шелены, порвали бы мага на крохотные сувениры, несмотря на всю его силу.
Потому что другая сила — сила обаяния голубых глаз, длинных чутких пальцев, задумчиво вращающих перо во время проверки контрольных, и мелькающей на губах улыбки действовала на женский пол просто сокрушительно.
Шелена постояла на берегу еще немного, чувствуя как к ней возвращается возбуждение, казалось бы, похороненное Ксандром с его потрясающей идеей припахать оборотня к преподаванию.
Разве можно сравнить щенка с этим мужчиной? Никогда!
Шелена тихонько, без плеска, вошла в воду. Но стоило ей сделать несколько шагов, как Верес, не открывая глаз, лениво спросил:
— Чего тебе, кровожадная нежить?
— Я тебя заменила на занятии, заметь — не в первый раз. Так что ты мне должен. Во всяком случае, крови, которую у меня попили адепты, — так точно.
— Ой, что-то мне не верится, что они из тебя что-то попили. Скажи, хотя бы без обмороков обошлось?
Шелена оскорбленно фыркнула. Верес перевернулся, сделал несколько мощных гребков и предстал перед оборотнихой во всей своей красе.
— Несколько поцелуев спасут твою нервную систему, расшатанную адептами? — поинтересовался он.
— Нет. Мало.
— Хм… несколько поцелуев и ласка груди?
— М-м-м… Мало.
— Ты жадная, беспринципная нежить!
— Именно, — согласилась Шелена и потянулась к Вересу губами.
Миг — и он уже целует ее так, как умеет только он. За всю жизнь не попадался Шелене любовник, который настолько преданно отдавался бы процессу. Обжигающая страсть мага заставляла в упоении закрывать глаза. Тело становилось мягким, отвечая на каждое прикосновение. Ни в ком раньше Шелена не могла раствориться настолько, чтобы почувствовать себя слабой, хрупкой женщиной в сильных и надежных мужских руках. Любимой женщиной. Драгоценной. Власть Вереса над ее телом была безграничной, но пользовался он ею аккуратно и нежно, никогда не давая повода пожалеть о том, что она ему доверилась.
Верес аккуратно опустил млеющую от его ласк Шелену на мягкую травку на берегу. Да, он всегда заботился, чтобы ей было удобно, и никогда не жалел на это силы. Придавил своим весом, покрывал поцелуями ее лицо… ключицы… грудь… а его пальцы в это время нежно прикасались к клитору, поглаживали, легонько постукивали, заставляя стонать и извиваться. В какой-то момент Шелена поняла, что уже изнемогает от желания, и обвила Вереса ногами.
— Войди в меня! Быстрее!
С коротким довольным смешком тот выполнил ее просьбу. Замерев, закрыв глаза, Шелена наслаждалась ощущением его члена внутри себя. Сжала мышцы, заставив Вереса задержать дыхание от нахлынувшего удовольствия. Он вышел, дразня головкой вход. Вошел снова, на всю длину. Снова вышел. Шелена простонала от разочарования и желания, чтобы он двигался, двигался быстрее и не останавливался.
Верес понял, что ее терпение на исходе, и не стал больше медлить. Горячая волна разрасталась в Шелене, готовая снести все на своем пути, оставив обессилевшее от пережитого удовольствия тело. И вот она уже выгибается, не в силах противостоять этой горячей волне, чувствует, как кончает Верес, шепча ее имя.
Он упал рядом, продолжая поглаживать ее, пытаясь успокоить дыхание. А потом подвинулся, поцеловал Шелену в плечо, убрал с лица выбившуюся из косы прядь волос.
— Ну что, в воду? — спросил он, дождавшись расслабленной улыбки приходящей в себя возлюбленной.
— Понеси меня, добрый молодец, — прошептала она, закатывая глаза.
Верес молча поднял ее на руки, поцеловал, подошел к озеру, ступил в воду… В принципе, дальнейшее можно было предугадать, но Шелена, разомлев от ласки, как-то не сообразила. Мышцы Вереса на миг напряглись — и вот уже она с писком летит в воду, окунаясь с головой.
Отплевываясь и ругая Вереса любимыми тролльими выражениями, Шелена погрозила кулаком… тому месту, где он только что стоял. И тут же почувствовала, как тот схватил ее за ноги и потянул вниз.
Какое-то время они в воде играли в догонялки, плескаясь и дурачась. Потом Верес взглянул на солнце и со вздохом вышел на берег.
— Что там за история с сосной? — полюбопытствовала Шелена.
— Ты уже знаешь?
— Ксандр сказал, когда просил тебя подменить.
— Я сегодня узнал, что адептам не обязательно преподавать левитацию: они обучаются этому самостоятельно, стоит им увидеть упыря, невесть как оказавшегося в Королевской роще. Потом, правда, они забывают об этом умении. Мгновенно, нужно сказать, забывают. А там вокруг что ни дерево, так посаженное в честь какого-то события. У короля и так с Ковеном несколько напряженные отношения, не хотелось их испортить еще больше из-за какой-то сломанной ветки.
Пара оделась и пошла в сторону Школы.
— Когда это все закончится? — спросила Шелена.
— Бардак с ренегатами или мое преподавание? — уточнил Верес. — Думаю, что бардак мы будем разгребать еще долго и нашим детям по наследству передадим. А вот с преподаванием я собираюсь завязать как можно скорее. Ройм так быстро растет… Не хочу, чтобы его первые шаги видели дриады, а не ты.
Шелена благодарно потерлась о его плечо.
У их комнаты дисциплинированно стоял Рест с Рыжей на поводке. Ну, прям идеально послушный мальчик. Интересно, куда он собаку дел, когда с девицей своей забавлялся? Шелена очень надеялась, что Рыжая не добралась до кухни, не сперла кусок баранины у дракона и не перекопала грядки, на которых периодически вкалывали адепты, бывшие совершенно не в восторге от идеи преподавательского состава разнообразить школьное меню самостоятельно выращенными овощами. Впрочем, если бы они знали, что эта идея будет приходить в голову директорам регулярно и огородные работы будут передаваться последующим поколениям адептов по наследству, им бы было не так печально. Наверное.
— Мастер, я хотел спросить про заклинания, — Рест передал Шелене собачий поводок и взглядом намекнул, что она здесь лишняя.
Однако наглая оборотниха взглядов не понимала, зашла в комнату и развратно развалилась на кровати. Рест засопел — во время занятий с мастером Шелена не стеснялась ехидно хихикать. Впрочем, он прогулял пару по достойной причине, о которой ему хотелось прокричать на весь мир. Но он же мужчина, а настоящий мужчина о своих победах не хвастается, даже если очень хочется.
Верес с Рестом только уселись за стол и стали разбирать пассы, как в дверь постучали. Шелена сделала вид, что не слышит, и Верес, бросив на нее короткий, но многообещающий взгляд, оторвался от занятия и пошел открывать.
В коридоре стояла стайка девушек, среди которых Шелена заметила ту самую брюнетку, с которой щенок проверял удобство преподавательского стола.
— А мы хотели спросить… — девицы смутились, но любопытство оказалось сильнее. — А правда, что Рест помогал вам расследовать пропажу артефакта в Ясневом Граде?
— Правда, — кивнул Верес.
Рест приосанился и развернул плечи.
— А правда, что он штурмовал замок ренегатов?
— Правда. Что-то еще?
Девушки переглянулись.
— Н-н-нет.
Верес закрыл дверь и повернулся к Ресту, который уже не выглядел таким смелым и решительным героем, как несколько минут назад.
— Что, авторитет завоевываем? — иронично спросил маг.
Рест кивнул и покраснел.
— Скорее, девиц он завоевывает, — сказала Шелена и мерзко захихикала.
Впрочем, Рест от нее другого не ожидал, поэтому вернулся к занятиям, пытаясь сосредоточиться на пассах, а не на воспоминаниях о груди брюнетки.
Его уважение к мастеру возросло. Понятно, чем они с оборотнихой занимались на озере: пришли такие довольные, как коты, объевшиеся сметаны. Тем не менее, он теперь смог полностью погрузиться в процесс обучения, не оглядываясь на Шелену, развалившуюся на кровати. И в разрезе рубашки вон грудь виднеется… пусть и совсем чуть-чуть!
— Рест! — Верес призвал к вниманию.
Парень вздохнул. Как же ему было далеко до мастера… По всем параметрам.
Но он будет стараться!



А завтра я сделаю опрос! Всем поучаствовавшим - бонус.
зубасте

Сексуальный уклад, быт и нравы вампирьей общины (типа эротика от Руденьки)

Это мой взгляд на происходившее в первой книге про Вольху, альтернативный мир. Я честно старалась написать эротику.
Зато получилась полноценная повесть, поэтому ее окончание - по ссылке в гуглдоках


Название: Сексуальный уклад, быт и нравы вампирьей общины
Размер: макси, 15 788 слов
Персонажи: Лён/Вольха
Категория: гет
Жанр: юмор, приключения
Рейтинг: NC-17
Краткое содержание: Адептка Школы Чародеев, Пифий и Травниц командирована в закрытое государство вампиров, из которого не возвращаются, и встречает беловолосого байкера. Удастся ли ей выбраться из передряги живой?

Старенькая «Хондель» неспешно катилась по пестрящей выбоинами дороге. Я не очень хорошо водила машину, получила положенные законом права – и все. Своей машины у меня не было, а постоянно пользоваться школьной мне не светило – старенькие драндулеты выдавались адептам только по архиважным случаям. И только тем, кто был Достоин. Именно Достоин, с большой буквы.
Я в число счастливчиков не входила до сегодняшнего утра, пока меня не вызвали в кабинет ректора. Если бы там не было Учителя, я бы порядком струхнула, но присутствие Ксандра давало надежду если не на светлое будущее, то хотя бы на небезнадежно темное.
- Ты отправляешься в Догеву, - без обиняков сообщил Питрим.
- Куда? – вырвалось у меня.
- В Догеву, - терпеливо повторил Учитель.
- Когда?
- Сейчас. Из этого кабинета ты прямиком выйдешь во двор, возьмешь в гараже машину, получишь паек и деньги у кладовщика, и, ни с кем не разговаривая, покинешь Школу.
У меня было такое ощущение, что я не справилась с заклинанием смерча, и он сейчас крутит и вертит меня по комнате, предварительно вытряхнув все мысли. В голове было пусто и гулко.
Догева – одно из закрытых поселений вампиров. Они ни с кем не общаются, и даже интернет у них свой собственный, а на их сервера и сайты невозможно зайти – мы пробовали. Про вампиров ходят слухи один страшнее другого, им можно было не верить, но факт оставался фактом – попавшие в поселение вампиров, как правило, никогда оттуда не возвращались. Вампиры обладают мощной ментальной магией, и несчастный, прежде чем окончательно сгинуть за высоким забором, окружавшим любую вампирью долину, отписывал клыкастым кровососам все свое имущество.
Лет семьдесят назад разразилась война всех против вампиров. Уж очень откровенно богато и закрыто они жили, подчеркивая свою несхожесть с остальными. Ни радио не позволяли себе провести, ни разместить филиалы новостных агентств.
Тогда вампиров едва не уничтожили, но перед последним боем на их сторону стали маги, и пришлось подписать мирный договор. С магами шутки плохи, а уж их выступление одним фронтом в современной истории по пальцам можно пересчитать. И объединялись маги только перед лицом опасности, грозящей существованию всего мира. Двенадцать вампирьих долин отстояли свое право жить так, как им хочется, а окружающим пришлось смириться.
У нас в Школе преподавался предмет «Разумные расы», из которого я почерпнула, что вампиры клыкасты-крыласты, и панический ужас перед ними имеет все основания быть – если не в мозги влезут, так кровь выпьют. И обязательно перед этим лишат всего имущества...
Читать дальше многабукаф
зубасте

Повышение квалификации и прочие гадости жизни

Название: Повышение квалификации и прочие гадости жизни
Размер: миди, 4017 слов
Персонажи: Саня, Лена, Серафим Петрович и прочие люди и нелюди
Категория: джен, гет (каноничный), слеш (односторонний, эпизодический)
Жанр: юмор
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: будни Госнежохраны
Примечание 1: По канону — «Плюс на минус»
Примечание 2: Работа написана по заявкам: «Саня и курсы по подготовке на инспектора, обучение трехэтажно матерится (сколько новых слов и выражений даже для Сани), изучение видов нежити и всяких примет, повадок, способов утихомирить; экзамены по пройденному.» и «Про будни Госнежохраны и разные дела которые Леночке и Сане приходится решать - от того что набедокурили их подопечные (больше видов нежити хороших и разных) до проблем которые, доставляют уже люди по отношению к ним. А может проблема будет совсем не в области работы конторы, но из-за незнания куда еще обратится обращаются к ним.»

[насладиться юмором]
Госнежохрана, как и любое государственное учреждение, на хорошую мебель своим сотрудникам не разорялось. Особенно уныло смотрелись стулья в комнате, пафосно названной «Конференц-залом». Измученные жизнью и, возможно, не-жизнью, стулья скрипели, покачивались, а обивка на некоторых стыдливо скреплялась офисным степплером.
Саня с опаской сел на один из стульев, слегка на нем подпрыгнул, проверяя на крепость. Стул крякнул, но выдержал. Саня печально вздохнул. Сегодня ему придется высидеть здесь целый день. Курсы. Любит государство повышать квалификацию своих работников с помощью удивительно нудных мероприятий, искренне веря, что это полезно.
Саня с куда большим удовольствием выехал бы куда-нибудь на природу… Исключительно по рабочим целям. Например, он так давно не охранял русалок! Да, очень давно. Водичка там, наверное, теплая… Так приятно было бы нырнуть, забыв об удушающей жаре…
Или лешие, да, лешие, просто отлично! Под деревьями тоже прохладно, и лешие не такие вредные, как русалки, можно с ними посидеть, поговорить по-мужски…
Но волшебное времяпровождение на то и называется волшебным, а сейчас Сане приходилось существовать в жестокой реальности — в душном конференц-зале, на неудобном стуле, с ручкой и блокнотом для записей. Рядом рассаживались коллеги. Энтузиазма не наблюдалось ни на одном лице.
— Чему учить сегодня будут? — Саня наклонился к Димке, с которым они как-то ходили вместе на протест банников из вип-саун. И моющие средства им слишком химические, и нагрев слишком электрический, и поведение клиентов слишком распущенное. Банники получили свою долю внимания от Госнежохраны, посетовали на времена и нравы и разошлись. А ушлый Димка разжился пятнадцатипроцентной скидкой в одно заведение. Сане оставалось только позавидовать — такой деловой хватки у него не было, да и нарушать неписанные правила работы он пока побаивался.
— Материться, — ответил коллега. — Последний раз мы год назад учились, нужно регулярно освежать знания, а то как подведут в самый неподходящий момент…
— Умение материться меня еще никогда не подводило! — гордо заявил Саня.
Димка фыркнул.
— Да ты только и умеешь «мать» да парочку действий! Настоящий мат — это искусство! Ему учиться нужно, а то нежить первая засмеет.
Саня проникся и кивнул. Репутация-то, конечно, у него уже была, но упрочить ее никогда не помешает. Легендарный матерщинник — это не только среди нежити почетно, но и в обычной жизни очень даже пригодится.
В зал вошла сухонькая старушка, мелкая, волосики в пучок на затылке шпильками скреплены, а очки, видно, еще в семидесятых покупались.
Ну, чисто бабушка-библиотекарша, вымирающий вид, который охранять пуще нежити нужно.
Бабушка прокашлялась, поправила на груди пышное кружевное жабо с большой брошкой, обвела взглядом притихшую аудиторию и сказала:
— Здравствуйте.
В общем, это было единственное печатное слово в последующей тираде. Бабулька, ни разу не запнувшись, в пятиминутной речи высказала все свое негодование тем, что из пустых голов сотрудников Госнежохраны вылетели все знания, которые она старательно вбивала им на прошлых курсах повышения квалификации. Что она уже и не надеется услышать от них что-то новенькое, но хотя бы старенькое-то можно было использовать правильно?
Саня ошарашенно пялился на бабульку, а потом покосился на Диму. Коллега внимал «библиотекарше» в полном восторге.
— Это же Ольга Николаевна, доктор филологических наук, — шепнул он Сане, поймав его взгляд. — Эксперт мирового уровня по ругательствам!
Саня Ольге Николаевне почему-то посочувствовал. Он представил, как она, юная девушка в этих же очках, после окончания филфака выбирает тему для диссертации… Что же должно было случиться, что она решила стать специалистом по мату, а не знатоком какой-нибудь поэзии Серебряного века?
— Записываем! — рявкнула бабулька голосом настоящего прапорщика. — Первое! Эмоциональный посыл! Чтобы ваш мат принес необходимую пользу, вы должны вложить в него энергетику эмоционального посыла! Разбились по парам и отрабатываем!
Саня повернулся к Диме. Эх, как же он жалел, что Леночка — опытный инспектор и сейчас на дежурстве, пока он должен тут эмоциональный позыв отрабатывать! Впрочем, говорят, это очень возбуждающе на мужчин действует, так что лучше тренироваться вдвоем дома… в интимной обстановке… Леночка — инспектор ответственная, она как загнет да как вложит эмоцию! Саня даже зажмурился в предвкушении.
… И получил словарем по затылку.
— Отрабатываем! — очень неласковым тоном, похлопывая толстенной книгой по ладони, сказала Ольга Николаевна. — С моих курсов вы выйдете либо матерщинником, которого будет уважать вся нежить Беларуси, либо не выйдете вообще!
Библиотекарша? Диверсантка высшего уровня, замаскированная под божьего одуванчика! Саня представил, с каким безобидным выражением лица бабулька может его прибить, и поежился. Еще же и процитирует что-нибудь эдакое, подходящее к случаю. А потом добавит: именно так матерились воины Золотой Орды, когда им не вовремя привозили дань. Свидетельства этому мы можем найти в таких-то летописях…
Минут пятнадцать все сотрудники Госнежохраны поливали своих коллег матом с эмоциональным посылом. В углу зала сцепились две девушки — Леночка как-то упоминала, что одна у другой то ли увела парня, то ли посадила за разбор почты домовых, которые любят на людей жаловаться долго, обстоятельно и чаще всего беспочвенно. Ну откуда среднестатистический обитатель квартиры знает про плошку с молоком? Да он домового только в мультике про Кузю в раннем детстве видел! И не со зла и не для того, чтобы уморить голодом ценнейшего представителя племени, хранителя мудрости веков и т. д. и т. п. Да, Саня тоже как-то разбирал жалобы домовых, подвернулся Леночке под ПМС-ную руку.
— Стоп! — в Ольге Николаевне снова прорезался прапорщик. Она подошла к девицам и огрела каждую словарем — такой способ прекращения драки оказался очень действенным. Мило улыбнулась и тихим голосом романтичной барышни удовлетворенно сообщила: — Как видите, ваши эмоции принесли свои плоды. Вы все сделали правильно. Я довольна.
— А что было бы, если бы не принесли? — шепотом спросил Саня у Димы.
— Мы как-то два часа ругались, пока народ не подрался, — ответил он. — А Гомельская контора решила схитрить, и через десять минут затеяла подготовленный бой. Так Ольга Николаевна сразу определила подставу и заставила их ругаться четыре часа без перерыва! Представляешь? Половина Госнежохраны ушла потом на больничный, а один даже вывих челюсти заработал!
Саня присвистнул. Как есть диверсантка!
Спец по матерщине тем временем что-то чертила на ватмане, прикрепленном к стене.
— Второе! — Ольга Николаевна только чуть повысила голос, но в аудитории тут же воцарилась тишина. — Правильная литературная конструкция! Даю вам двадцать минут, чтобы составить максимальное количество вариантов на основе вот этого.
На ватмане идеальным каллиграфическим почерком было написано:
«Если ты… (такой-то) не сделаешь этого, то я тебе… (конкретика)»
Саня занялся конкретикой и описанием «такого-то». Это оказалось неожиданно сложно, к тому же сочинения «автор имел в виду» он последний раз писал в школе.
Зловещая бабулька прохаживалась между рядами, заглядывая в блокноты, и вещала:
— Некоторая нежить, утратившая рамки поведения, реагирует только на подобное. Помните, что Госнежконтроль стоит на страже внутренней безопасности! Никому не нужно, чтобы дома завелся взбесившийся домовой или русалки начали парней топить! Или банники… Кто, кстати, к банникам ходил?
Саня поднял руку. Почему-то ему было страшно. Рядом икнул Дима, его поднятая рука даже слегка подрагивала.
— Серафим Петрович рассказал мне о ваших подвигах, — процедила Ольга Николаевна. — Потом я с вами отдельно поговорю.
Как же так! Да они же банникам ни слова против не сказали!.. Наверное, в этом все и дело…
А вас, Штирлиц, я попрошу остаться…
— Скидку отберет, — прошипел Дима. — Точно скидку отберет!
Потом ученики прилежно читали свои литературные конструкции, а остальные записывали. Одна из Саниных конструкций даже удостоилась сдержанной похвалы. Почему-то парень себя почувствовал маленьким ребенком, которому Дед Мороз посреди лета принес подарки.
— Третье! Синонимы! Не менее двадцати синонимов к мужскому половому органу! И не менее десяти — к женскому! Приступайте! — Ольга Николаевна крепко прижала к себе словарь, будто боялась, что кто-то магическим зрением проникнет сквозь обложку и спишет оттуда заветные слова.
— Что за дискриминация! — бурчал про себя Саня. — А еще говорят, что у нас равноправие!
— Сейчас еще по десятке влепят! — испуганно шепнул Дима. — Молчи!
— А вы прошлый раз не это же задание делали? Дашь списать?
— Нет, мы в прошлый раз сорок синонимов к «отлюбить в извращенной форме» писали. Я на двадцать шестом спекся.
Саня посмотрел на Диму с уважением. Он не сомневался, что его таланта едва на десять хватит. Интересно, а Леночка все сорок смогла написать?
После этого занятия был объявлен перерыв, и сотрудники Госнежохраны потащились на раскаленную улицу — кто курить, кто в кафе. Саня облил голову водой и только после этого рискнул высунуться на улицу за мороженым.
Короткими перебежками от тени к тени он вернулся из магазина обратно и присел в коридоре, прижимаясь спиной к упоительно прохладной стене.
— Дай куснуть, а?
Саня скосил глаза вниз и увидел там дворового. Несколько мгновений молча таращился на мелкую нечисть, а потом начал ржать.
Борода дворового была туго заплетена, на тельце красовалась миниатюрная майка-«алкоголичка», а на кривых ножках — крошечные шортики.
— Это чего с тобой? — через смех выдавил Саня.
— Жарко, — буркнул дворовой. — И нечего ржать! Ты вот тут в холодочке сидишь, а дома, небось, еще и кондиционер стоит. А я целыми днями — на улице, за порядком слежу, только на минутку забегаю…
Сане стало стыдно, и он протянул дворовому весь брикет. Хороший у них дворовой, лучше его не обижать. А то не будет следить, чтобы на машину птицы не гадили и кошки свои игрища не устраивали.
На вторую часть занятий инструкторы притащили волосня. Мужичок с длинной шерстью и семипалыми когтистыми лапами отчаянно зевал и, казалось, ему было совершенно все равно — что с ним сейчас сделают. Сане это состояние было очень хорошо знакомо — ты рассказывай, рассказывай про то, как космические корабли бороздят просторы Большого театра, только не задавай мне слишком сложных вопросов, а еще лучше — отпусти спать.
До этого волосня Саня видел только на картинках, и, судя по вытаращенным глазам коллег, не только он. Волосни нынче редко встречаются — от болезней, ими насылаемых, современная медицина избавляется на раз, а девкам спать мешать невозможно — это еще неизвестно, кто кому помешает, как попадется изголодавшаяся по мужчине молодуха, так несчастного волосня и скрутит, стоит тому только ей на грудь навалиться.
Разбираться с волоснем явился сам Серафим Петрович.
— Вообще-то, вы сейчас должны были писать тестирование на знание нежити, — жизнерадостно объявил он. Конечно, ведь это не ему грозила потеря части зарплаты, если на тест неправильно ответишь. — Но к нам за помощью обратился волосень! Так что тест немного подождет. Немного!
Хоть перед смертью и не надышишься, Саня вздохнул с облегчением. По видам нежити его гоняла Леночка, но парень знал, что Серафим не любит ходить легкими путями и ввернет в тест что-то такое, отчего и так вареные мозги в трубочку свернутся.
Выяснив, что на него не только смотреть будут, но и решать его проблемы, волосень заметно оживился и крайне эмоционально включился в разговор.
История волосня оказалась грустной, как многие истории про настоящую любовь. Волосень себе казался умным и мудрым, ведь он никогда не мешал женскому сну! Нет, он специализировался по мужчинам — щекотал им нос и пятки или царапал грудь и спину. Его очень веселили разборки, которые устраивали женщины, обнаружив на спине благоверного несанкционированные царапины. Какие страсти кипели, сколько посуды билось! А мужики стояли растерянные, клялись, что ничего не знали. Не скажешь же жене — меня ночью за пятки мохнатая морда кусала, а потом по спине — р-раз! А вовсе не секретарша Любочка, когда я вчера на работе задержался!
Однако хитрый волосень перехитрил самого себя. Он влюбился! В мужчину! Футболиста! Мускулистого, огромного, который так трогательно взвизгивает, когда ему пяточку щекочешь, а пяточка розовая такая, округлая, лучше, чем у младенца!
А нос! Мужественный, сломанный два раза, широкий такой, как проведешь по нему лапой, так смешно крылья носа трепещут! И весь этот футболист такой замечательный, на тренировках набегается до упаду, ножками во сне дрыгает, фыркает, но не просыпается — устает очень.
Волосень рассказывал, а Саня краснел, прям чувствовал, что с головы сейчас взлетит крышка, как у закипевшего чайника. Материться было не стыдно даже при бабушке-одуванчике, да и чего стыдиться, когда тебя словарем по голове без всякого зазрения совести лупят. А вот слушать, как взрослый муж… не мужик, но существо мужского пола, про пяточки другого мужика рассказывает — это было выше его сил. Одно дело — Леночкины пяточки, но у Леночки все было хорошо: и пяточки, и щиколотки, и голени, и бедра, и то, что между ними. Но вот рассказывать перед толпой народа о пяточках — да Саня бы себе лучше язык откусил! Видно, сильно волосня прижало, беднягу.
Так и жили они втроем — футболист, волосень и его любовь к футболистовым пяточкам. Пока не появилась она, злодейка-разлучница, окрутила невинного парня, к нему в квартиру перебралась и стережет! Всю ночь стережет! К пяточкам не допускает!
— Ведьма! — выкрикнул волосень и заплакал.
Саня оглянулся. Мужики сидели красные, смущенные, а вот девчата начали всхлипывать, сочувствуют волосню. Им-то все равно, лишь бы любовь и с хорошим концом. Во всех смыслах.
— А почему волосень с этим делом к нам пришел? — спросил Саня. — Или мы теперь Госнежлюб?
— Потому что это дело по нашему ведомству! — серьезно сказал Серафим. — Волосень от любви чахнет. Так и совсем помереть может.
— Да, — раздался девичий голосок с заднего ряда. — Когда любишь, совсем нервная система разбалтывается! И такие глупости можешь совершать! А начальство в положение не входит!
Начальство и глазом не повело, еще раз продемонстрировав свою толстокожесть. Если бы Саня не видел своими глазами, как Серафим увивается вокруг тети Маши, то, может, и поверил бы. А так понятно — задела начальственную душу история волосня, вот и старается ему помочь.
— А ведьма инициированная? — спросил кто-то.
— А может, она это специально?
— А может, она кто-то из наших?
— А ты не хочешь себе выбрать другой объект для любви? — громко перебил Саня сотрудников, наперебой выдвигающих версии. — Это же футболист, у них там вся команда такая — большая, мускулистая, с носами сломанными и этими… пяточками. Они же все бегают целый день.
Тишина в конференц-зале наступила какая-то нехорошая, порицающая и возмущенная. Саня себя почувствовал как на передовой, под прицелами снайперов.
— Что я такого сказал? — спросил он, стараясь не показать, как ему страшно. Вон, те коллеги, которые подрались из-за парня, сейчас обнялись и так дружно в его сторону сопят, что хочется сбежать как можно быстрее и как можно дальше.
— А ты бы поменял Лену на кого-то другого? — спросила еще одна коллега, Аня. — Вот на меня, например! А что, я тоже блондинка, и тоже в Госнежохране работаю, а грудь у меня даже больше.
Разговор сворачивал куда-то не туда. Мужская половина коллег дружно посмотрела на грудь Ани, потом подняла глаза к потолку, видимо, сравнивая ее с Леночкиной, и осуждающе покосилась на Саню.
— Нет, — сказал он спокойно. — Я Лену ни на кого не променяю. Никогда. Потому что не за пяточки и грудь я ее люблю, и уж тем более — не за место работы. Я ее всю люблю, в комплексе! А ты вот, ты хотя бы имя своего футболиста узнал?
— Э-э-э-э, — озадачился волосень. — А зачем? У него же пяточки, я каждую назвал, персик и абрикоска!
По залу пронеслись смешки. Персик и абрикоска, да! И брутальный мужик. Хорошо, что он не знает таких подробностей о своем теле.
В итоге было решено отправить волосня к одиноким сокомандникам «Персика».
Саня подождал, когда волосня выведут, и побежал следом.
— Слушай, — торопливо сказал он. — Ты вот что… ты следующему футболисту пятки не щекочи, а лучше массаж сделай. Я вот своей… пяточкам своей любимой всегда делаю, когда она по вашим нежитьским делам набегается.
— Массаж? — удивился волосень. Видимо, такая мысль ему в голову не приходила.
— Да, массаж! От этого пяточки еще персиковее станут! — Саня и сам был в этом убежден, поэтому волосень впечатлился и обещал подумать.
Улаживая амурные дела, Саня опоздал к началу теста по знанию нежити. Вот всегда знал, что не стоит влезать в чужие дела, так нет же! Зато Леночка смеяться будет, когда услышит про влюбленного волосня. Эх, она же где-то на выезде, бедная, сражается с жарой и одуревшей от нее нежитью!
Как Саня и ожидал, тест был не простым, а с подковыркой. Нужно было вспомнить наиболее вопиющие случаи, произошедшие с подконтрольной нежитью за последние два года, и сделанные из этого выводы. Не то чтобы Саня совсем ничего не написал, но явно значительно меньше, чем предполагалось создателями теста. Эх, он даже как-то и не подумал, что стоит учиться не только у старших товарищей лично, но и заглядывать все же в архив.
Если бы Саня знал, чем это ему аукнется, то еще бы десять раз подумал, а потом бы запретил себе думать!
Заключительным аккордом сегодняшнего дня стала большая подлянка от начальства. Воспользовавшись присутствием всех сотрудников, запертых в одном помещении, Серафим, улыбаясь, словно его ангельский тезка, вывалил перед дверями огромные архивные папки и заявил:
— Пока все не разберете, домой никто не пойдет.
И закрыл двери.
Используя все, чему научились перед обедом, выстраивая такие конструкции, что Ольга Николаевна бы заслушалась, сотрудники Госнежохраны разбирали папки. Конечно, в архиве давно пора было навести порядок, но это стоило сделать когда-нибудь потом… совсем потом, например, зимой, когда большая часть нежити впадает в спячку, а сотрудники получают давно заслуженные отпуска. А вот так вот свалить на них всю грязную работу разом — просто запрещенный прием!
Уже стемнело, когда с упорядочиванием архива было закончено. Саня потянулся и подумал о том, что дома его ждет холодный квас — натуральный, Федькой сделанный, а не непонятная бодяга из магазина. А еще Леночка, к его приходу она уже должна была вернуться, принять холодный душ, и, сидя в кресле, читать любимую книжку, дожидаясь его. Старенький халатик обнажает бедра, одна нога болтается туда-сюда, замирая, когда главные герои книжки попадают в неприятности. Как же хорошо, когда возвращаешься домой и знаешь, что тебя там любят и ждут!
Но сразу попасть домой Сане не повезло, потому что на выходе их с Димой поймала Ольга Николаевна.
— Вы с банниками не разобрались! — В старушке не прапорщик проклюнулся, а самый настоящий генерал! — Когда планируете это сделать?
— Да они как бы и не протестуют уже… — заикнулся Дима.
— Они-то — нет, но скоро протестовать начнут люди! — отрезала Ольга Николаевна. — В «Бани и Сауны для души» приходила санинспекция! Знаете, почему?
— Нет, — пискнули парни, ощущая себя детсадовцами перед разгневанной воспитательницей.
— Потому что на бороде у банника — плесень! Которой он щедро делится со всеми стенами и потолками помещения!
— «Бани и Сауны для души»? — задумался Саня. — Там, кажется, банник ну очень борзый!
— Очень, — подтвердил Дима. — Это он тогда протест организовал, не нравится ему, видишь ли, что некоторые клиенты не просто париться приезжают, а с… другими целями!
— Вот и разберитесь, — велела Ольга Николаевна.
— А вы мне не начальство! — вдруг возмутился Саня. Начальство ничего про банников не говорило, за то, что конфликт с ними был улажен, даже сдержанно похвалило. И вообще, его дома Леночка ждет, квас, Федька… Совсем ему не хотелось переться куда-то на ночь глядя!
К тому же время-то для посещения сауны — самое то. После работы, с девочками там всякими, коллегами по бизнесу. А тут они с Димой, с банником разбираться!
— Не начальство, — согласилась Ольга Николаевна. — Но моя дочь — владелица тех самых «Бань». Я тоже могу пойти разобраться, да так разобраться, что ни одного банника во всем Минске не останется. Вот оно вам надо, скажите?
Парни дружно согласились, что не надо, и поплелись в сторону «Бань и Саун для души». Саня, после памятных событий, так машиной и не обзавелся, а у Димы ее не было по принципиальным соображениям — он свято верил, что заграничные гремлины обживутся в Беларуси, соблазненные качественными продуктами, и совьют гнездо именно в его машине.
Саня с причудой коллеги молча смирился — у всех свои тараканы, вон, некоторые пауков боятся, а некоторые — гремлинов. Профессиональная деформация.
Хотя вот именно сейчас он очень остро жалел, что им придется идти пешком. Хотелось как можно быстрее попасть домой, и Саня уже решил, что от «Саун» возьмет такси.
Парни ввалились в «Бани и сауны для души», желая только одного — утопиться прямо сейчас в небольшом бассейне с холодной водой. На удивление, в «Саунах» не было ни одного клиента — видимо, даже у серьезных бизнесменов, привыкших здесь решать свои рабочие вопросы, не нашлось силы духа — в жару отправиться в сауну. Или, может, просто день был такой, не для решения рабочих вопросов.
Саня сунул администратору под нос удостоверение.
— Госнежохрана. Пришли по сигналу проверить помещение.
— Да что ж вы все ходите и ходите! — тоскливо вздохнул администратор, тощий мальчишка-студент. Хм… Мальчишка? Вряд ли намного младше Сани, однако он воспринимал студента не иначе, как маленького мальчишку. Сам Топляков жил уже, считай, третью жизнь — первая до Чечни, вторая, кошмарная — Чечня, третья — рядом с Леночкой. Так что, по сравнению с этим студентиком, Саня просто знаток жизни или какой-то бессмертный эльф.
— Ты играй, не отвлекайся, — посоветовал Саня, заметив, что мальчишка торопливо свернул окошко онлайн игры. — Мы только плесень поищем.
— Нет ничего, — буркнул администратор. — Я сегодня утром все почистил!
— Так это же утром было! — заметил Дима. — А сейчас ночь уже.
Паренек махнул рукой. Лицо у него было угрюмое. Саня его понимал — как-то он решил сделать любимой женщине приятное, романтический вечер в ванной, розовые лепестки, свечи… И решил эту самую ванную помыть, чтобы все было идеально. Через полчаса ему уже ни романтики, ни совместного купания — ничего не хотелось. Только лечь, желательно, ровненько, да и отключиться. А тут — попробуй, вымой весь этот комплекс!
Войдя в помещение, парни тут же злоупотребили служебным положением и прыгнули в бассейн. О, как хорошо! Просто блаженство! Райское наслаждение!
Поэтому банника вызывали в благодушном настроении.
Мелкий, голый бородатый старичок появился сразу же. Плесень полностью покрывала его бороду, превратив ее в осклизлый кусок пакли. Сане стало противно и захотелось принять душ. А он еще в бассейне тут купался, как бы не заразиться чем, вредный банник и не такое может устроить.
Хорошее настроение испарилось, как и не было его.
— Ты что же это, подлец, тут вытворяешь? — рявкнул Саня.
— Сегодня футбол крутят, а я тут, с тобой разбираюсь, — поддержал его Дима.
— А я что? — глаза банника забегали. — В обмороки никто не падает, банные болячки не насылаю, все, как положено…
— А плесень?
— Так мыть надо чаще, тут же сыро… — лицо у банника было слишком нахальным. Придраться-то действительно не к чему, но очень хочется.
— А по морде? — не выдержал Саня, уж очень улыбка наглая на морде нечисти расплывалась.
— Жаловаться буду, — предупредил банник.
— Хорошо, — согласился Дима. — Жалуйся. Это же мы тут такие добрые. А вот Ольга Николаевна — знаешь Ольгу Николаевну? — Банник испуганно кивнул. — Так вот, Ольга Николаевна к тебе придет и все, дружок, жаловаться ты уже не сможешь. Никогда и никому.
— Это произвол! — пискнул банник.
— Этими «Саунами» ее дочь владеет. И ей очень не нравится санинспекция, которая тут регулярно ходит.
Банник спал с лица.
— Как же так… я же проверял… Она же… и не приходила никогда… И фамилия другая… не подумал совсем…
— Больше не будешь шалить? — спросил Саня.
Банник помотал головой.
— Ну и отлично! — Дима потер руки.
Потом сотрудники Госнежохраны договорились с администратором, что он в помещении бани — именно бани, не сауны! — приготовит хороший пар, настоящий, от раскаленных камней, оставит воды холодной — желательно, ключевой, не из крана, пусть хоть минералки купит, но чтобы вода была качественная! — и самый лучший веник приготовит. А потом поклонится и всю ночь заглядывать не будет.
Глаза у студента стали круглые.
— Новейшая разработка, — серьезно сообщил Саня. — Мы у вас в помещении оставили специальные капсулы анти-плесень. Реакция на пар, испарения воды и эфирные масла из веника! И плесени больше не будет!
— А кланяться зачем?
— За шкафом, — поддержал Саню Дима. — Ради физкультуры. Сидишь целый день за компьютером. Ты же не хочешь, чтобы мы пришли еще условия труда проверять? Так что лучше не раз поклонись, а хотя бы три. Низко-низко. И спина болеть не будет.
Выйдя из «Саун», парни попрощались, и каждый отправился своей дорогой.
Саня ехал домой — как и обещал, в такси, и улыбался. Он был доволен — конечно, банник обнаглел, но и его понять можно, никто его потребности не учитывает, приходится бедняге перебиваться чем есть. А хорошие отношения с банником тоже важны — вдруг зимой они с Леночкой захотят попариться? Да так, чтобы парок все болячки изгнал, да и чтобы не подглядывал никто. Так что надо будет еще пару раз заглянуть, окончательно с банником подружиться. И без матерщины обошлось, очень уж Ольга Николаевна все прямолинейно решает.
Саня вышел из такси и поднял голову. Из окна квартиры лился приятный желтый свет — Леночка включила настольную лампу и дожидается его.
Саня вошел в квартиру, поздоровался с Федькой и заглянул в комнату. Леночка уснула, читая книжку. Наверное, совсем устала, бедная.
Саня прокрался на цыпочках на кухню, выпил кваску и поужинал окрошкой, одновременно пересказывая Федьке все события за день. Разговаривать с домовым ему нравилось — видно же, что интерес неподдельный, да и советы Федька иногда толковые дает. Потом Саня принял душ и остановился над креслом со спящей любимой. Леночку стоило перенести на кровать, потому что иначе утром она будет жаловаться на затекшее тело, и вообще встанет без настроения, будет язвить и жалить. Но, с другой стороны, она так мило спит, любимый халатик задрался, светлые волосы по плечам разметались, а от ресниц на щеках тени.
Саня взвесил за и против и решил, что стоит перенести ее на кровать. Завтра утром еще результаты теста будут оглашать, лучше Леночке быть в настроении, на всякий случай.
Он поднял ее на руки, сделал несколько шагов и уложил на кровать. Леночка сонно улыбнулась и открыла глаза.
— Саня… — сказала она таким томным голосом, что парень тут же улегся рядом и ласково провел рукой по ее телу.
— Хочешь, я тебе массаж сделаю? — спросил он. — Заодно и историю про любовь расскажу.
— С хорошим концом? — хитро прищурилась Леночка.
— У меня — хороший, — ответил Саня, взял ее ступню в свои руки, и, разминая пальчики, начал: — Жил-был волосень, который решил не приходить во сне к женщинам…
верхом на звезде

Дневник попаданки, ч. 3

18. Прочитав дедовы книги, узнала, что в столице есть Академия Магии! Вот оно! Наверняка во мне спит невероятно сильный магический дар и способность ко всем стихиям.
19. От Академии Магии пришлось отказаться по независящим от меня причинам. А) У деда нет денег на путешествие, потому что расплачиваются с ним в основном продуктами. А если бы и были, он бы мне их не дал. Б) Нужно пересечь всю страну, как это сделать в одиночку - не представляю, к тому же хорошо знаю, какие приключения могут ожидать невинную девушку в темных подворотнях. Да, я берегла девственность для эльфов, но если бы я знала, что их тут нет, лучше бы лишилась ее с комфортом и презервативом.
20. В этом мире есть венерические болезни. Старикан просветил, когда заметил, как мне подмигивает сын старосты.
21. Только я собиралась научиться художественно выть от тоски, как в ближаюйшую деревню приехал караван купцов. Ура!
22. В этом мире есть цыгане. Почему эльфов нет, а цыгане есть? Хотела отправиться с табором путешествовать, но мерзкий знахарь подлым образом напоил меня сонным отваром, когда я вернулась в пещеру за вещами. Лучше бы ехала в одном платье!
23. Принялась молиться от безысходности. Хотя, если верить старикану, боги здесь не очень отзывчивые. Если ему пришлось молиться 20 лет о помощнице, то меня они могут вообще не услышать, а в загробном мире сказать, что у Христа роуминга не было. А, я же к сатанистам ходила... Знать бы раньше...
24. Конечно! Конечно! Как я раньше не подумала! Во многих книжках фентези именно дьявольские злобные силы прекрасны, сексуальны и нежны в глубине души!
25. Пентаграмма! Кровь! Дохлая мышь! (другой животины я не нашла, а гадские крестьяне даже за курицу ломят дикие цены). Полнолуние (одной из трех лун, но сойдет, думаю). На всякий случай разделась и умастила тело благовониями. Мало ли.
26. А во мне действительно дремлют магические силы! Потому что вызов демона произошел успешно. Более чем успешно. Но успешным был только вызов. Потому что демон - прекрасный, краснокожий, с фиолетовыми глазами, хвостом с кисточкой и шикарной гривой зеленых волос почти до колен - вышел из пентаграммы, пнул дохлую мышь, сказал "А вот это было лишним". И отвесил мне шлепок по ягодицам.
27. Третий день лежу, терплю. Дед мажет ожог на моей попе всякими мазями. Думаю: влюбился в демон в меня с первого взгляда или нет? В книжках часто романтические герои шлепают героинь, а потом у них начинается То Самое Чувство.

продолжение следует